Configurations Error(!)
Configurations Error(!)
viagra cialis

Weight Loss Program

Отзыв о стихотворении К.Симонова "Жди меня"

Печать

Поощрительный диплом районного конкурса сочинений-отзывов по стихам К.Симонова

Автор - Сойкин Алесь, учащийся 9 "В" класса ГУО "Средняя школа № 2 г.Могилева"

Учитель - Кулинич Лариса Николаевна

 

Я часто стал задумываться над тем, как вернулся с войны мой прадедушка Андрей Дедков, который не вернулся с неё никогда.

Моя бабушка рассказывала моей маме, а мама – мне, как прадедушка возвращался с фронта домой. Шли они вдвоём с другом, шли много дней – очень устали. По дороге останавливались, чтобы отдохнуть. Мой прадедушка Андрей нашёл у дороги хорошую кастрюлю и нёс её домой, так как дома его ожидали жена и шестеро маленьких детей, среди которых и находилась моя будущая бабушка.

Друг вспоминал о том, что у них только и разговоров было о том, как они вернутся домой,  как их будут встречать… О чём бы ни заходила речь, но все мысли прадедушки Андрея возвращались к детям.

Его друг рассказал дальше…  Шли они долго, очень хотелось отдохнуть, а  у прадедушки Андрея размоталась портянка на ноге, и он остановился, чтобы её перемотать, сказав другу: « Ты иди, а я тебя догоню.» Друг пошёл вперёд. Через некоторое время он оглянулся, стал звать Андрея, но его нигде не было.

Односельчанин, с которым прадедушка возвращался с фронта, пришёл домой живым и здоровым, а вот прадедушки нет до сих пор. И никто не знает, где он похоронен.

«Скорее всего подорвался на мине: их было по дороге очень много,»- так ответил тот солдат, с которым они вместе возвращались с войны. «Если бы он был бы жив, то обязательно бы вернулся к своим детям, потому что мы не могли иначе после той страшной войны.»

Пришлось моей прабабушке Варваре самой поднимать и растить шестерых детей:

…Одна ты и дома, и в поле,

Одной тебе плакать и петь.

А тучи свисают всё ниже,

А громы грохочут всё ближе,

Всё чаще недобрая весть…

И ты перед всею страною,

И ты перед всею войною

Сказалась, какая ты есть.

Ты шла, затаив своё горе

Широким путём трудовым.

Весь фронт, что от моря до моря,

Кормила ты хлебом своим.

Всех детей подняла и вырастила моя прабабушка одна – все выжили.

Мой прадедушка Андрей был учителем, заведовал в деревне школой, а прабабушка Варвара (тогда ещё молодая девушка) пришла к нему, чтобы учиться. Так они познакомились, потом поженились – у них родились дети. А потом грянула эта страшная война, которая унесла жизни каждого четвёртого белоруса.

Но жизнь берёт своё, как бы её не уничтожали. Она, словно та зелёная травинка, которая всё равно пробивается сквозь толщу асфальта.

Среди детей прадедушки Андрея, его сын Дмитрий, тоже стал учителем, потом его тоже назначили директором школы. И моя мама стала учительницей. Значит, мой прадедушка « вернулся» с войны, но только уже в своих детях, внуках и правнуках. Вернулся во мне, чтобы я мог спокойно учиться, не боясь взрывов бомб и снарядов, чтобы мог заниматься спортом, играть в интересные игры на компьютере…

Жди меня, и я вернусь

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: «Повезло.»

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,-

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Это стихотворение Константин Симонов написал       в тысяча девятьсот сорок первом году на даче Льва Кассиля в Переделкино. Несмотря на то, что посвящено оно было великолепнейшей женщине –актрисе Валентине Серовой, которую очень любил поэт, но относилось ко всем женщинам, которые проводили на фронт своих мужей. Константин Симонов не хотел печатать это стихотворение – только прочитал своему другу. Но друг сказал, что это стихотворение спасёт много солдат, их жизни, и поэтому автор не имеет права его скрывать. И он был прав.

Это стихотворение переписывали от руки, прятали на груди или в голенище сапога и шли бесстрашно громить врага… А потом, несмотря на то, что огонь и смерть смотрели им прямо в глаза, возвращались живыми и невредимыми.

Строки этого бессмертного стихотворения покорили и меня.

Сколько в них терпения, сколько ожидания, но не простого ожидания, а ожидания созидательного, когда надо было, забыв на время про свою страшную боль души, каждый день подниматься и тоже идти в «бой», но уже за жизнь своих детей.

Постоянно мы слышим в этом стихотворении, как повторяются одни и те же слова: «Жди меня, и я вернусь…»   Это не простое повторение – оно звучит как набат, отсчитывая не только тягостное время без любимого, но и как молитва, созидательная, возвращающая к жизни, к свету, к теплу, к зелёной траве, к пению птиц – ко всему солнечному и прекрасному, чем мы дорожим в жизни.

Константин Михайлович Симонов находился на фронте в качестве корреспондента «Красной звезды».

Феномен «Жди меня», вырезаемого, перепечатываемого и переписываемого, посылаемого с фронта домой и из тыла – на фронт, феномен стихотворения, написанного в августа 1941 на чужой даче в Переделкино, адресованного конкретной, земной женщине, но такой тогда далекой, выходит за рамки поэзии. «Жди меня» – как заклинание судьбы, в котором предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек – сильнее войны. Если любит, если верит. Вот это стихотворение, автор которого за литературные заслуги был отмечен Ленинской премией и 6 раз Государственной (Сталинской).

Судьба этого произведения складывалась счастливо. Написанное в 1941 году, уже в феврале 1942 года, когда под ударами советских войск гитлеровцы откатились от Москвы, «Правда» опубликовала это стихотворение, завоевавшее вскоре сердца читателей. Солдаты вырезали его из газет, переписывали, сидя в окопах, заучивали наизусть и посылали в письмах женам и невестам. Его находили в нагрудных карманах раненых и убитых…

Рассмотрим подробнее это произведение. По жанру лирики его можно отнести к посланию, поскольку оно обращено к конкретному лицу (В.С.). Стихотворение состоит из трёх строф, длина которых 12 стихов. Поскольку ударение падает на последний слог в строке, можно заключить, что это – мужская рифма. Перекрёстная рифмовка задаёт своеобразный ритм произведению. Пафосность нисколько не портит это стихотворение, а наоборот, заставляет перечитывать его снова и снова.

Всё стихотворение читается как письмо с фронта любимой и далёкой женщине. Оно звучит как заклинание, как молитва. Ключевое слово здесь – жди, повторяющееся много раз, наводит на мысль о том, что именно от этой способности женщины в конечном итоге и зависит жизнь и победа.

Каждая строфа начинается словами «жди меня, и я вернусь» - это главная мысль произведения. Она проста и по-житейски понятна, но, с другой стороны, это своеобразное заклинание звучит как «Аминь» в молитве. Без него всё произведение потеряло бы общую эмоциональную направленность, целостность.

Первая строфа говорит нам о времени и условиях ожидания: «жёлтые дожди», «снега», «жара». Читатель понимает, что «ждать», на самом деле, не так просто: «других» уже «не ждут»; письма уже не приходят; надоедает ждать всем. Но тоска и безысходность не должны взять верх над женщиной, которая по-настоящему любит, ибо только в этом случае мужчина может вернуться. Должен. Симонов так и говорит: «Я вернусь». С условием, что его будут «ждать», но не просто, а «очень».

Во второй строфе, на мой взгляд, преобладают минорные ноты. Она уже не читается, написанной от первого лица. Кажется, что горечь поражения проскальзывает в каждой её строчке (повторюсь: стихотворение написано в 1941 г., когда ещё неизвестен был исход войны). Однако незыблемая уверенность, которая перекликается с ожиданием скорой победы, читается здесь. «Пусть поверят сын и мать», «пусть друзья устанут ждать», действительно, могут забыть все, кроме той, единственной, которая не должна забывать, не имеет права. Так как это всё спаяно единой цепью, эмоциональной связью, которая, порвись она, разрушит нечто большее, чем человеческие взаимоотношения. Поэтому твёрдое «жди» звучит здесь почти как приказ на фронте, который не обсуждается. Автор абсолютно уверен в том, что тризна, «помин души», откладывается на неопределённый срок. И эту уверенность он также передаёт читателю.

Третья строфа звучит как гимн любви. Волшебной, всепобеждающей. «Смертям назло». Посторонние люди скажут, что это везение. Нет. «Не понять не ждавшим им», что ожидание, замешанное на огромной любви, приправленное верой и надеждой, может творить чудеса. Оно способно даже спасти от пуль «среди огня». Но это секрет только для двоих. Об этом «будем знать только мы с тобой». Но тайна раскрывается просто: «Просто ты умела ждать». Ждать так, как может ждать только русская женщина, только в лихолетья:  «Как никто другой».

Потрясающее стихотворение Симонова «Жди меня» подкупает своей искренностью. Я понимаю, почему на фронте оно пользовалось огромной популярностью. С одной стороны, личное и интимное, предназначенное для двоих - с другой стороны, открывающее целый мир, масштабное. Его можно читать и тихо, шёпотом, а можно громко, во весь голос. В любом случае, это будет хорошо. Именно такого не хватало на фронте, вдали от любимых и родных. Такая поэзия помогала выжить в нечеловеческих условиях, отвечала на вечные и бесконечные жизненные вопросы.

Много на земле стихотворений хороших и разных. Но «Жди меня» Симонова стоит особняком, поскольку затрагивает самые нежные струны человеческой души. Это произведение о любви, хотя это слово ни разу там не упоминается, но каждый, открывающий его для себя вновь и вновь, это понимает. И, как всякое великое искусство, оно делает человека лучше, чище и нравственно богаче.

И нам, правнукам, погибших на войне и не вернувшихся солдат, нужно быть не только внимательными и осторожными, но и грамотными людьми, больше работать над собой, больше читать, хорошо учиться в школе, чтобы никогда не повторилось подобное. 

 

Авторизация

Рейтинг@Mail.ru
Akavita
RATING ALL.BY